Российские научные журналы: быть или не быть?

Одна из важных проблем, которые стоят перед наукой в России, – это качество отечественных научных журналов. У нас их огромное множество, но подавляющее большинство низкого уровня, и находятся они в бедственном состоянии. Долго так продолжаться не может: эти журналы являются дотационными, на них уходят деньги, но ради чего? Чтобы выпускать издание, которое никто не читает и в котором никто не хочет публиковаться? Такие журналы нужно либо сделать сильными, либо закрыть.

Учёные, как правило, стремятся опубликовать свои результаты в журналах с высоким импакт-фактором: это значимо для максимального распространения научных идей и личного престижа исследователя – и это важно для отчётности. К сожалению, российские издания мало заметны, их уровень известности и качество на сегодняшний день довольно низки. Конечно, есть и исключения: например, журнал «Успехи химии», который входит в первый квартиль и импакт-фактор которого быстро растёт и уже может считаться высоким (в 2015 году он был 3,7, а в 2021-м уже вырос до 6,9). 

Поэтому наиболее значимые российские работы, как правило, публикуются в иностранных журналах. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны, лучшие российские учёные интегрированы в международную науку. С другой стороны, если эта тенденция продолжится, то отечественные издания имеют все шансы исчезнуть, ведь зарубежные учёные публикуются в них крайне редко, а если и наши исследователи также перестанут это делать, то смысл этих журналов попросту пропадёт.

Во-вторых, есть и другая опасность. Мы видим, как с российскими спортсменами поступил Олимпийский комитет: сначала их вообще не допускали до Олимпиады, сейчас допускают, но не под своим флагом и не под своим гимном. Где гарантия, что этого не произойдёт и в иностранных научных журналах, которые вдруг перестанут публиковать наших учёных или потребуют убрать российские аффилиации из статей? Таких гарантий нет. Более того, в 2020 г. был инцидент, когда статью российских учёных отклонили в престижном журнале Geophysical Research Letters, мотивировав отказ тем, что «данная работа финансировалась российским правительством». Многие, включая лично меня, связывались с этим журналом, и на волне этого давления авторам той статьи были принесены извинения. Конечно, можно рассчитывать на здравый смысл научного сообщества и иностранных издателей, но мне кажется, что гораздо правильнее  рассчитывать только на свои силы и преумножать их, и просто сделать российские журналы настолько сильными и уважаемыми, чтобы публиковаться в них было престижно как для наших учёных, так и иностранных. 

Я считаю, делать что-то плохо не имеет смысла: либо вы делаете это хорошо, либо не делаете совсем. Так уж получилось, что в России уже есть сотни собственных научных журналов, бóльшая часть которых, при славной истории и славном прошлом, представляет собой печальное зрелище. Легко что-то закрыть и от чего-то избавиться, но, мне кажется, это было бы ошибкой. Имеет смысл реформировать такие издания и привести их к хорошему международному уровню. Для этого потребуется довольно много усилий. Прежде всего, нужна хорошая динамичная команда, начиная с главного редактора. Также крайне важна обширная база рецензентов, причём международного уровня. Ещё один сложный вопрос, который необходимо решить: язык публикаций и перевод. Сейчас многие российские журналы издаются на русском языке, а параллельно переводятся на английский, причём качество английских текстов в большинстве случаев скверное и такие статьи вряд ли могут всерьёз восприниматься международным научным сообществом. В своё время неправильный перевод статьи Менделеева на немецкий (где ключевое слово «периодический» было переведено как «постадийно») доставил Дмитрию Ивановичу проблемы. У нас такие проблемы связаны, думаю, с большинством переводов. 

В качестве примера страны, которая плотно взялась за развитие своих журналов, я могу привести Китай. Если посмотреть на их динамику, то можно увидеть впечатляющие результаты. Ещё лет десять назад никто из известных мне западных учёных не публиковался в китайских научных журналах. Сейчас практически в каждой области естественных наук вы увидите целую обойму изданий, импакт-фактор которых выше 8 – а у ряда журналов намного выше. В моей области таких несколько, публиковаться в них престижно, хотя и непросто, потому что рецензирование там очень строгое. В редколлегии входят ведущие учёные – как китайские, так и международные, лидеры в той или иной области науки. Некоторые из этих журналов ассоциированы с Китайской академией наук, некоторые – с группой журналов Nature, это так называемые партнёрские журналы. 

Вот два примера. Есть такой журнал, один из лучших в моей области исследований, Nature Partner Journal Computational Materials. Его редактором является мой коллега, известный учёный, профессор Пенсильванского университета Лун-Цин Чен. Однако ещё несколько лет назад такого издания попросту не существовало, оно создано с нуля, а сегодня в нём считают честью опубликоваться ведущие учёные мира. Ещё один из китайских журналов, National Science Review, улучшили тем, что мотивировали значимых учёных КНР в нём печататься. Со временем, цитируя друг друга, исследователи поспособствовали росту импакт-фактора издания до 16,9, и сейчас публиковать там статьи очень престижно для учёного из любой страны. Иными словами, с помощью тех или иных стратегий в итоге у Китая образовался довольно большой арсенал таких высокоимпактных журналов, так что, даже если КНР вдруг по каким-то причинам будет лишена возможности публиковаться на Западе, это не причинит ущерба китайской науке. Так и создаётся научная сверхдержава. Китай не пытался самоизолироваться – он принял международные правила игры и смог победить, играя по ним. В частности, создав свои высококлассные научные журналы. 

Как привлечь сильных учёных к журналам, которые на сегодняшний день слабы? Уважающий себя специалист, конечно, не станет публиковаться в издании, импакт-фактор которого 0,1 (для сравнения скажу, что импакт-фактор Nature и Science составляет примерно 40). Тем не менее есть способы привлечь ведущих исследователей к публикациям в такого рода журналах. Один из вариантов – создание тематических спецвыпусков. У меня есть такой опыт:  в 2005 году я был приглашён сделать спецвыпуск для Zeitschrift für Kristallographie с импакт-фактором 1,5, что по мировым меркам «неаппетитно». Тем не менее у этого журнала была славная история, когда-то его главным редактором был выдающийся немецкий кристаллограф Пауль Грот. Организованный мной спецвыпуск удался на славу и стал самым, наверное, высоко цитируемым за всю историю издания, и за прошедшие 16 лет статьи оттуда процитировали порядка 15 тысяч раз. Я считаю, что такого рода проекты, посвящённые наиболее горячим темам каждой области науки, которые можно доверить молодым, подающим надежды энергичным учёным, в интересах которых делать свою работу на 200 %, и способны сдвинуть с мёртвой точки наши журналы.

Ещё один случай из личного опыта. Моя первая научная публикация в 1996 году была в журнале когда-то славном, с долгой, почти двухвековой историей – «Записки российского минералогического общества». Со временем он, как и многие, превратился в бледную тень самого себя. Испытывая к нему своего рода привязанность и благодарность, я совсем недавно выступил с такой инициативой: выпустить там несколько сильных, высокого уровня статей, причём изначально на английском языке, чтобы заявить об этом журнале на международной арене. От моей лаборатории мы подали две статьи, и ещё одну статью написал член-корреспондент РАН Сергей Кривовичев. Все эти статьи, конечно, можно было бы опубликовать в любом высокоимпактном журнале. Со стороны «Записок» было обязательство наши статьи выпустить качественно и очень быстро, и всё получилось так, как мы и задумывали. Конечно, одной такой акции недостаточно, но мы показали, что учёные, публикующиеся в лучших журналах мира, могут публиковаться и в этом журнале. И в наших силах сделать эти журналы лучше. 

Возможно, есть и другие идеи, которые в разных сочетаниях могли бы продвинуть российские журналы. Однако естественный отбор происходит не только в живой природе или в человеческом обществе, но и в мире научных изданий. Те из них, которые не развиваются и показывают минимальную эффективность, рано или поздно должны будут умереть. Мне бы не хотелось, чтобы эта участь постигла отечественные журналы, а наоборот – чтобы они пошли по китайскому пути, по пути резкого роста влияния и своих показателей. Сделать это, на мой взгляд, можно только благодаря динамичным молодым редколлегиям с профессиональной командой, профессиональным оформлением журнала, удобным и красивым веб-сайтом, с хорошим качественным переводом на английский язык (или с изначальной публикацией статьей на английском языке), с хорошей редактурой и, конечно, привлечением всего международного научного сообщества как к рецензированию этих статей, так и к их написанию.


Иллюстрация: Елена Рюмина

35
0
218 просмотров
218 просмотров
мнения

Никто не комментировал

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий