Без машины времени

Как археология проверяет гипотезы эмпирическим путём

Науку от лженауки отличает возможность провести эксперимент, повторить его сколько угодно раз и получить тот же результат. На этот принцип опираются точные дисциплины, такие как биология, физика и химия. Однако место эмпирическому подходу есть и среди наук, которые традиционно точными не считаются. Рассказываем, как археологи используют артефакты или свидетельства прошлого, чтобы проверить собственные гипотезы на практике.


На маленьком плоту


28 апреля 1947 года парусный плот из бальсовых бревен вышел из порта Кальяо в Перу. На борту находилось шесть человек: руководитель, штурман, два радиста, инженер и переводчик, также исполнявший функции кока. Экипажу предстояло пройти тысячи миль по Тихому океану и высадиться на Полинезийских островах. Долгий и опасный маршрут, равно как и диковинное средство передвижения, были выбраны неслучайно. 


Команду возглавлял норвежский археолог Тур Хейердал, который считал, что предки современных полинезийцев были выходцами из Южной Америки. По мнению Хейердала, уже в V–VI веке жители Перу на плотах пересекали Тихий океан — именно об этом говорится в легендах инков, был уверен Хейердал. Кроме того, первые европейские экспедиции, прибывшие на полинезийские острова, оставили в дневниках записи о людях со светлой кожей.


Гипотеза Хейердала не нашла поддержки у научного сообщества. И тогда, чтобы доказать возможность такого путешествия, археолог решил повторить путь «белых полинезийцев» и воспользоваться для этого материалами и технологиями прошлого. Экспедиция на плоту «Кон-Тики», который получил свое имя в честь мифического перуанского божества, — один из наиболее масштабных и, вероятно, самый известный имитационный эксперимент в истории археологии.


От коллекционирования к научному подходу


Предшественниками археологов можно считать антикваров, интерес которых поначалу не уходил дальше коллекционирования реликтов прошлого. Только начиная примерно с XV века, когда увлечение древностями проникло в интеллектуальную среду, антиквары, как правило аристократы, занялись созданием всеобъемлющего свода знаний о прошлом. Антикварианизм превратился в отдельную научную дисциплину, представители которой занимались классификацией и составлением описаний артефактов прошлого. Однако уже к XVII веку стали очевидны изъяны такого подхода. Умозаключения первых исследователей вещественной истории, как правило, не имели под собой твердой научной основы. Сфокусированный на коллекционировании и описании антикварный метод представлял историю как нечто статичное, не устанавливал связи между культурами, не пользовался аналитическим методом и не прибегал к интерпретации находок.


Критики антикварианизма считали, что древности необходимо использовать как материал для формулирования и проверки научных гипотез. На этой почве в XVIII веке естественные науки постепенно начали отделяться от антикварианизма. Тогда же были проведены раскопки, имевшие своим намерением не кладоискательство, а исключительно научные цели. Ученые, которых справедливо будет назвать первыми археологами, типологизировали находки и, в отличие от коллекционеров, уделяли внимание не только артефактам, обладавшим очевидной ценностью. Как сугубо научная дисциплина археология окончательно сформировалась в XIX веке.


Примерно в то же время на территории Великобритании и Европы в ходе раскопок ученые обнаружили многочисленные палеолитические артефакты. Находки доказывали, что человечество на самом деле древнее, чем считалось до этого. В искусственном происхождении большей части найденных каменных орудий не сомневались. Природа других, более грубых, оспаривалась. Выдвигались самые разные гипотезы: якобы инструменты росли в земле подобно корнеплодам или были результатом природных явлений: выветривания и ударов молнии.


Чтобы доказать обратное, во второй половине XIX века ученые провели первые серьезные археологические эксперименты. Британские исследователи изучали каменные орудия прошлого, опираясь на сохранившиеся технологии обработки кремня, и пытались обтачивать его самостоятельно. В 1868 году археолог Джон Эванс даже продемонстрировал это коллегам на международном конгрессе в Норвиче. В 1870 году основоположник прусской археологической школы Отто Тишлер доказал, что с помощью деревянного сверла и песка можно сделать отверстие в каменном инструменте. Эти и многие другие эксперименты показали, каким может быть научный подход к археологическому знанию.


Популярность и масштаб имитационных экспериментов росли вплоть до первой половины XX века — так, например, в 1920-х на Баденском озере были воссозданы свайные поселения каменного и бронзового веков. Большинство археологических экспериментов того времени сконцентрировались на находках доисторического периода. Мир начала XX века, в свою очередь, был заинтересован другими научными вопросами (культурного диффузионизма, хронологии, изучения моделей миграции и расселения) и вскоре потерял к ним интерес.


Доказательства — своими руками


Во второй половине XX века в США возникает движение «Новой археологии». По мнению сторонников нового подхода, археология должна была стремиться к статусу «серьезной науки»: сконцентрироваться на интерпретации данных и во всем опираться на научный метод. Так дисциплина вернулась к концепции имитационного эксперимента. Ученые исследовали опыт предшественников и превратили полузабытую практику в методологию. Отныне в качестве одного из направлений археологии экспериментальная археология была призвана реконструировать здания, технологии, вещи и природные контексты прошлого, основываясь на археологических свидетельствах, с целью лучше понять роль материальной культуры в жизни людей.


В 1973 году историк Джон Коулс сформировал 8 основополагающих правил археологического эксперимента. Ключевое положение можно сформулировать так: участники эксперимента обязаны пользоваться инструментами, материалами и техниками прошлого. Чаще всего экспериментальная археология имеет дело с двумя разновидностями гипотез: как был получен тот или иной артефакт прошлого и каково его предназначение. Тем не менее, отмечал Коулс, позволяя понять технику или методы прошлого, экспериментальная археология не дает точные и окончательные ответы на вопросы исследователей.


Все было не так


Экспедиция «Кон-Тики» завершилась спустя 101 день после отплытия из Перу. Хейердал и его команда преодолели 6980 километров пути и добрались до Полинезийских островов. Хейердал показал, что инки в принципе могли совершить такое путешествие (и попутно сделал еще несколько открытий) — но, разумеется, не доказал, что так было на самом деле. Кроме того, эксперимент получился не до конца чистым: экипаж ориентировался по Солнцу с помощью секстанта, жарил рыбу на примусе и использовал другие современные приспособления.


Путешествие Хейердала состоялось еще до того, как академическая археология приняла и развила концепцию имитационного эксперимента. Оглядываясь назад, едва ли норвежскому археологу удалось бы доказать собственную гипотезу, особенно учитывая допущенные нарушения. Тем не менее, возросшая строгость оценки археологических экспериментов и попытка «Новой археологии», как и положено «серьезной науке», целиком исключить человеческий фактор не помешала появлению других масштабных экспериментов.


С 1997 года во Франции, неподалеку от деревни Треньи, возводится крепость Геделон. Замок XIII века энтузиасты строят с нуля, используя только методы и материалы прошлого. Эксперимент продолжается уже более 24 лет. Все материалы, от дерева и камня до красок, с помощью которых расписывают внутренние помещения замка, добываются и изготавливаются поблизости.

Проект крепости Геделон отражает позиции критиков «Новой археологии», которые указывали на излишне сухой научный подход к изучению прошлого. Главная цель эксперимента — как можно более достоверное воссоздание обстановки средневекового строительства. 

Поэтому ученые, в том числе археологи, занимают позицию наблюдателей, тогда как роль строителей отводится людям, которые обладают подходящими навыками. А именно: настоящим лесорубам, кузнецам, плотникам, гончарам и так далее. Таким образом, экспериментальная археология наконец не исключает знания и навыки в угоду объективности. И одним из ключевых вопросов исследования становится восприятие ремесла в отсутствие современных инструментов.
37
0
133 просмотра
133 просмотра
мнения

Никто не комментировал

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий