Древнерусские учебники жизни: повесть о Горе-Злосчастии

Повесть создавалась, чтобы уберечь от ошибок молодёжь семнадцатого века от ошибок в жизни.

Повесть создавалась, чтобы уберечь от ошибок молодёжь семнадцатого века.Как и многие русские сказки - с той же целью, направить на счастливый путь в жизни.

Героям народных сказок сродни и Молодец.

Подробно вопрос о близости ««Повести о Горе и Злосчастии» к народным сказкам и народным духовным стихам освещён Н.К. Гудзием.

«Вся предшествующая история русской литературы не даёт нам ни одного образца, который мог бы сравниться с нашей повестью по силе присутствующий в ней богатейших залежей народно-поэтического материала» - считает исследователь.

«Повесть говорит о судьбе безвестного молодца, нарушившего заповеди старины и тяжело за это поплатившегося… Молодец вздумал было пренебречь старинным укладом жизни и морали, решил жить «как ему любо», не считаясь с родительскими запретами, и отсюда пошли все его злоключения. Он чуть было не встал уже совсем на ноги после своего первого крушения, стал – по совету добрых людей – жить так, как учили его родители, но слишком возомнил о себе, понадеялся на себя и на свою удачу, расхвастался, и тут-то завладело им неотвязное Горе-Злосчастие, сломившее его непокорство, превратившее его в жалкого, потерявшего себя человека», - пишет Н.К. Гудзий.

Говоря про образ Горя, Н.К. Гудзий замечает:

«Образ «Горя-Злосчастия» - доли, судьбы, как он встаёт в нашей повести, - один из значительнейших литературных образов. Горе одновременно символизирует внешнюю, враждебную человеку силу и внутреннее состояние человека, его душевную опустошённость. Оно - как бы его двойник. Молодец, вырвавшийся из очерченного благочестивой стариной круга, не выдерживает этой воли и находит себе спасение уже не в традиционной обстановке мирского быта, из которого он рискнул выйти, а в монастыре, где ему заказано всякое проявление самостоятельного почина, дозволенное даже строгими формами домостроевского уклада. Такова та тяжёлая расплата, которая падает на голову юноши, отступившего от заветов отцов, вздумавшего жить как ему хочется, а не как велит богоспасаемая старина»

И этой «проверкой» заветов старины повесть близка народной сказке.

Подобно многим героям сказок герой повести – ослушник, не стал жить, как велено, попробовал жить, как захочется. Дорога его может отныне быть или реально гибельной, или сказочно исправительной.

Мы уже посвятили разбору судьбы Молодца несколько страниц этой работы, мы говорили, сравнивая отношение к заветам рода у князя Петра и у Молодца, о причинах повышенного интереса Горя-Злосчастия, воплощённых несчастий, к Молодцу.

Поэтому здесь лишь добавим несколько штрихов.

Так, нам представляется интересным увидеть отголосок «Повести о Горе и Злосчастии» в современном драматургическом произведении – пьесе Василия Белова «Бессмертный Кощей». Автор, знаток русского быта, «хранитель» менталитета народа, выразивший в своих произведениях народные чаяния, отразивший многие народные проблемы и беды, был озабочен и проблемой «отцов и детей», проблемой нестойкости современных семей. В таких повестях, как, например, «Воспитание по доктору Споку», Белов пытается проанализировать, отчего при «удачных» условиях жизненный путь молодого человека неровен и неудачен… По сути, В.И. Белов задаётся тем же важнейшим вопросом, что и автор «Повести о Горе и Злосчастии».А вот и ответы авторов: мы знаем, автор «Повести…» видит корни бед Молодца в неповиновении «народному доброму опыту», как можно бы назвать кладезь всех жизненных наработок народа на пути к счастливой жизни. Молодец трижды не слушает советов этого опыта, этого своеобразного «коллективного сознательного»: не слушает советов родителей; советов добрых людей; советов рыбаков.

Мы не случайно перефразируем здесь термин  «коллективное бессознательное». Психолог Карл Юнг рассматривал «коллективное бессознательное» как глубинный уровень психики, не зависимый от личного опыта, и присущий каждому человеку. Коллективное бессознательное хранит множество первичных, изначальных образов, которые он назвал архетипами.

"...Бессознательное, как совокупность архетипов, является осадком всего, что было пережито человечеством, вплоть до его самых темных начал. Но не мертвым осадком, не брошенным полем развалин, а живой системой реакций и диспозиций, которая невидимым, а потому и более действенным образом определяет индивидуальную жизнь. Однако это не просто какой-то гигантский исторический предрассудок, но источник инстинктов, поскольку архетипы ведь не что иное, как формы проявления инстинктов", - писал Карл Юнг.

Но народный опыт, явленный в изустном и литературном наследии – это не что иное, как «коллективное сознательное», являющееся «выжимкой» всего, что случалось с людьми на житейских путях, и тем более живой и действенной системой «реакций и диспозиций», способной определить личную жизнь воспринимающего, способной быть руководством в жизни. Народный опыт – огромной силы «донор», человек, дитя – «рецепиент». Что будет, если «рецепиент» откажется воспринимать? Общество платит изломанными судьбами одиночек, отказавшихся или не способных воспринять народный опыт – платит наглядной возможности «выверения» этого опыта.

Народный опыт, воплощённый в пословицы, поговорки, притчи, сказки, - опыт, проверенный и выверенный веками – действительно «коллективное сознательное». Для наставления детей выбирали лучшее, важнейшее из копилок памяти.

А сама важность и невероятная трудность создания такого «изустного опыта» явлена в деянии великого Льва Толстого – в создании гением простых «историй для детей», каждая из которых – сгусток нравственных знаний о мире ( добавим, что и во многих историях-притчах Льва Толстого, созданных для детей, предложен мотив именно «послушания-непослушания»)

Так вот, в пьесе В.И. Белова герой-солдат попадает в лес, где собралась всякая нечисть. Кикиморы поют свою песенку. Что же поёт сказочная «нечисть»? Что, по мнению Белова, характеризует «нечисть» точнее всего?

«К чему леса, к чему дубравы

И родниковая вода,

Мы без труда добьемся славы,

Мы все добудем без труда.

Уснем зимой, проснемся летом,

Любой освоим водоем,

Не признаем ничьих советов

И никого не признаем»

Вот что поют кикиморы. Собственно, так построил свою жизнь Молодец – не признавая ничьих советов, не слушая опыта «народного сердца». Построил свою судьбу по «законам» нечисти. С тем лишь отличием от этой самой нечисти, что Молодец был и талантлив, и трудолюбив – смог своим умом и трудом нажить богатство и уважение на чужбине… Но быстро все потерял, ибо, как Горе-Злосчастие и сказало, - «кто добрых советов не слушает, того выучу я, горе горькое».

Писатель Василий Белов отвечает нам, по сути, то же, что и Автор «Повести о Горе и Злосчастии»: если человек усвоил сердцем заветы рода, если он почитает родителей, как хранителей знаний рода, уважает старших, как хранителей знаний о добре и зле, то такой человек будет силён и устойчив в жизни.

7
0
83 просмотра
83 просмотра
мнения

Никто не комментировал

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий