Как мне удаётся всё успевать?

Время – наш самый дорогой ресурс. Его легко можно потратить, но нельзя вернуть ни за какие деньги. За один и тот же промежуток времени можно открыть для себя целый мир, можно хорошо поработать или отдохнуть, а можно и ничего не сделать. Меня очень часто стали спрашивать друзья и знакомые: как ты всё успеваешь? И я решил записать свои мысли по поводу организации собственного времени.

Павел Плечов

Как мне удаётся всё успевать?

Время – наш самый дорогой ресурс. Его легко можно потратить, но нельзя вернуть ни за какие деньги. За один и тот же промежуток времени можно открыть для себя целый мир, можно хорошо поработать или отдохнуть, а можно и ничего не сделать. Меня очень часто стали спрашивать друзья и знакомые: как ты всё успеваешь? И я решил записать свои мысли по поводу организации собственного времени.

Ещё школьником я зачитывался книгой Виктора Пекелиса «Твои возможности, человек!», в которой биография Отто Юльевича Шмидта рассматривалась как пример рациональной  организации собственной жизни. В 14-летнем возрасте Отто Юльевич составил программу того, что он должен успеть прочитать и освоить, и получил план на 150 лет. К концу жизни (64 года) оказалось, что он сделал в три раза больше, чем изначально планировал, то есть вместил в свою жизнь 450 лет жизни «обычного человека».

Мне повезло: природа наделила меня научным складом ума, и я стараюсь применять научный подход почти во всём, в том числе и в организации времени. Оказалось, что надо начинать с изучения себя. Первым делом выяснилось, что моя личная производительность может меняться в сотни раз и зависит от моего состояния. Я терял очень много времени и сил, если было нужно напряжённо ожидать какого-то события или действия другого человека, а оно постоянно откладывалось. Наверное, всем знакомо это выматывающее чувство ожидания, когда всё валится из рук. Производительность при этом равна нулю, даже книжку не почитаешь. Другая ситуация, убивающая время, связана с переизбытком задач: нужно срочно делать и то, и другое, и третье – а я впадаю в ступор и не могу начать ни одно из этих дел. Я заметил, что теряю огромное время на раскачку. Бывало, что я неделями готовился, но не решался сделать какое-нибудь дело, которое в результате делалось за несколько минут. Выяснив основные проблемы, я сформулировал несколько правил, которые  позволяют избегать таких ситуаций и повышают мою работоспособность.

Во-первых, я стараюсь каждое дело делать хорошо. Это очень сильно экономит время, сохраняет нервы и даже улучшает самочувствие. Если дело сделано хорошо, то его не надо переделывать по несколько раз, не надо тревожно ожидать реакции кого-либо: понравится или не понравится. Можно удовлетворённо улыбнуться и заняться следующим делом. Хорошо освоенный метод или навык поможет сэкономить время и в дальнейшем замахнуться на более серьёзные задачи. Хорошо составленное описание или хорошо проведённые измерения позволят думать только об их интерпретации, а не возвращаться по несколько раз к вопросу о достоверности результатов.

Во-вторых, я научился концентрироваться на выполнении текущего дела. Для начала завёл песочные часы на 15 минут и старался не отвлекаться от задачи, пока сыпется песок. Вы удивитесь, как много можно сделать за 15 минут, если сосредоточиться на одном и не отвлекаться на другие дела. Если научиться разбивать решение крупных задач на более мелкие, такие, которые можно сделать за 15 минут, то можно легко посчитать количество 15-минуток для любого дела. Кстати, при определённом навыке всего за 15 минут можно спланировать решение задач на несколько дней вперёд. У математиков и программистов, с которыми я работал, есть шутливое определение числа пи. Это соотношение затраченного времени к тому времени, которое планировалось на работу. При организации работы других людей я всегда учитываю индивидуальные числа пи; они действительно близки к трём, часто бывают и около девяти (пи в квадрате), а у особенно неорганизованных личностей стремятся к бесконечности. Умение концентрироваться и разбивать крупные задачи на последовательность более мелких и простых позволяет успевать всё делать вовремя, то есть именно за то время, которое было запланировано. 

В разговорах с уважаемыми мною учёными я часто задаю им вопросы про то, как они организуют своё время. У многих обязательным условием продуктивной работы является возможность сконцентрироваться только на одном деле. При такой глубокой концентрации учёный забывает обо всём вокруг – иногда это кажется рассеянностью. Я стараюсь возвращаться в реальность каждые 15 минут, но если меня начать спрашивать о чём-то во время работы песочных часов, то ничего хорошего не получится. У  Владимира Ивановича Вернадского был дополнительный секрет: он всегда держал список коротких дел на 15 минут и продуктивно использовал любое время, которое в другом случае ушло бы на ожидание (например, перерыв между встречами или опоздание коллеги). 

В-третьих, я выявил признаки потери своей работоспособности и нашёл способы её восстанавливать. Иногда помогает поспать, иногда – прогуляться, поиграть на гитаре или посмотреть хорошее кино. Это должно быть индивидуально, и поэтому, я не буду подробно расписывать свои рецепты. Главное, научиться быстро переключаться в режим восстановления, а потом суметь вовремя переключиться обратно. Как ни странно, музыка мне не подходит для восстановления. Когда я начинаю её слушать, я слишком сильно втягиваюсь и не могу вернуться обратно в течение нескольких часов. Я могу слушать музыку, если делаю что-то руками, но никогда во время научной работы, которая требует максимальной концентрации.

Выяснив свои особенности, можно перейти к формированию образа жизни, который обеспечивал бы максимальную продуктивность. Я знаю, что устаю после 2–4 часов напряженной работы мозга. Поэтому стараюсь планировать свой день так, чтобы чередовать серьёзную умственную нагрузку с другими делами. Обычно я рано встаю и сажусь с утренним кофе за компьютер, пока все домашние спят. Я не сова и не жаворонок, у меня два особенно продуктивных времени: одно утром, а другое вечером. Утром я стараюсь написать очередной фрагмент статьи или книги, над которой работаю в данный момент. Важно писать только эту статью каждое утро вплоть до её завершения, тогда мозг настраивается на неё заранее и всё получается относительно  быстро. У меня выработалась своеобразная норма: каким бы ни казался сложным следующий кусочек текста, я успеваю за 15-минутный отрезок написать 114–116 слов. После такого словесного спринта можно немного отдохнуть, походить по дому, а потом снова в работу. За 2–3 утренних часа можно сделать очень много, и день уже прожит не зря. После продуктивной работы можно позавтракать, почитать новости, сходить в душ и поделать домашние дела. Если утренний отрезок удался, то я приезжаю на работу в отличном настроении и на несколько следующих часов с головой погружаюсь в текущие дела директора Минералогического музея. К сожалению, эти дела сложно назвать научными: в основном это отчёты, ответы на запросы, официальные и неофициальные письма, телефонные и очные переговоры. В рабочее время очень редко удаётся почитать статьи или обсудить с кем-нибудь научную тему. Один-два раза в неделю я читаю лекции в Московском государственном университете. О том, чтобы что-то писать или заниматься сложными расчётами в рабочее время, и говорить не приходится. Академик Эрик Михайлович Галимов как-то заметил, что главным итогом реорганизации Российской академии наук в 2014 году оказалось ограничение возможности для учёных заниматься наукой в рабочее время. Особенно это справедливо для директоров научных институтов, которых выбирают из числа самых активных и успешных учёных, а затем с помощью бюрократии практически выключают из научного процесса. К вечеру большинство административных дел переделаны, но и голова становится резиновой. После директорской работы моей голове требуется отдых в течение часа: иногда можно поспать или просто полежать с закрытыми глазами, иногда сходить перекусить. Вечернее время я трачу на научное общение со студентами, аспирантами и сотрудниками. Мы обсуждаем данные, строим различные модели, читаем свежие статьи. Если вечерних встреч нет, то я всё это с удовольствием делаю самостоятельно или осваиваю что-нибудь новое. Дома ужинаем, иногда успеваем посмотреть фильм – и спать…

Как правило, моё время полностью и детально расписано на 2–3 дня вперёд, а в более общих чертах на 2–3 месяца (проекты, поездки, лекции, статьи). В этом есть плюсы и минусы. Главные минусы проявляются при неожиданно возникших срочных проблемах, когда  моя идиллическая размеренная жизнь летит кувырком. Поэтому я очень настороженно отношусь к людям, которые регулярно создают такие проблемы. Также я стараюсь не работать с необязательными индивидуумами. Они легко потратят ваше время дважды: один раз, когда вы договорились на встречу, а они не пришли, а второй раз – когда они всё-таки пришли. Не могу относиться хорошо к тем людям, которые пытаются занять меня бесполезной и никому не нужной работой. Избегаю тех, кто вынуждает сделать что-то некачественно – это ведь тоже никому не нужно. При этом я очень уважаю честных профессионалов, хорошо делающих свое дело, и стараюсь работать только с ними. Доверяя таким людям, можно сильно сэкономить своё время, избегая мучительных сомнений в полученных результатах.

Не могу сказать, что мне удаётся жить по описанным правилам на 100%. Я очень многое не успеваю из того, что хотелось бы сделать. Но то, что удаётся делать, иногда вызывает тот самый вопрос друзей и знакомых: «Как ты всё успеваешь?».


Иллюстрация: Елена Рюмина

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментарии 0

Стань частью сообщества Homo Science!

Хочешь оставаться в центре событий?
Зарегистрируйся прямо сейчас