Музей Марины Цветаевой в Болшево

Я часто проезжаю мимо музея Марины Цветаевой в Болшево. В прошлом году, когда мы в школе проходили Цветаеву, решили заехать в музей. Он мне понравился. Я встретил там очень увлеченного экскурсовода, профессионала своего дела, человека, знающего о Марине Цветаевой все! Болшеву в жизни Цветаевой отведена роль «узловой станции», это последнее место встречи её с мужем Сергеем Эфроном, место распада её

Артем Ефремов

Марина не приняла революцию. Она жила за границей. Находясь также в эмиграции уже 10 лет, Сергей Эфрон (муж Марины Цветаевой) в начале 30-х годов примыкает к левому крылу эмиграции и возглавляет в Париже «Союз возвращения на Родину». Он не скрывает своих симпатий к СССР, тоскует по Родине и хочет вернуться. Но ему говорят, что это право надо заслужить. Его вербуют органы НКВД. За определенную помощь они обещают забыть его старые грехи перед советской властью (Сергей в молодости метался от белых к красным и наоборот) и обеспечить возвращение всей его семьи в СССР. Сергей Эфрон успешно выполняет порученные ему задания НКВД. Он был вербовщиком и завербовал много белых эмигрантов. Эфрон привлёк старшую дочь Ариадну к работе с просоветским Союзом по возвращению эмигрантов на родину. Желающим вернуться на родину обещали амнистию, но по возвращению их сразу расстреливали или отправляли в лагеря. Цветаева в Россию возвращаться не хотела.

Вдруг, неожиданно 22.10.1937 года французская полиция сделала у Цветаевой дома обыск и допросила с целью узнать, где находится ее муж. Марина соврала им, что Сергей отправился сражаться в Испанию. На самом деле, она видела его последний раз 10.10.1937. Они вместе сидели в автомобиле с Цветаевой, из которого на ходу он в последствие и выпрыгнул. Она знала, что он бежит в СССР. Причиной бегства стал провал группы Эфрона, они устранили советского разведчика Игнатия Рейса. который отказался сотрудничать с НКВД и отправил в Москву разоблачительное письмо, которое было перехвачено советскими агентами. Полиция быстро вышла на исполнителей, и Сергей получил приказ от НКВД срочно покинуть Францию. Цветаева заявила полиции, что Эфрон самый честный и самый порядочный человек, доверие которого могло быть обмануто. Но из поэтессы Марины Цветаевой превратилась теперь в жену советского агента. Ее перестали печатать, русская эмиграция объявила ей негласный бойкот. В это время часть белой эмиграции стала категорическими противниками возвращения эмигрантов в СССР, выдвинув идею непримиримости. Такой Русский общевоинский союз возглавлял барон Врангель. А НКВД контролировала деятельность этого союза, организовывала похищения и убийства её руководителей на территориях иностранных государств.

Первую зиму после бегства Эфрона Марина провела вместе с сыном Георгием (Муром) во Франции. Но она осталась без друзей и без заработка и считала, что выбора у неё не было. Поэтому они с сыном решили покинуть Францию и вернулись на борту теплохода «Мария Ульянова» в СССР 8 июня 1939 года из французского порта Гавр в Ленинград. До них, весной 1937 года, в СССР вернулась ее дочь Ариадна Эфрон. 

В Москве Цветаеву ждали новости о том, что её сестра Анастасия со своим сыном в лагере, у Сергея Эфрона проблемы с сердцем и находится на закрытой даче НКВД в Болшево почти под домашним арестом. Когда-то здесь, в Болшево был дачный кооператив, основанный в 1925 году в поселке Новый быт из 30 домов, прямо за дачей проложены железнодорожные пути, ведущие до станции. Дача представляла собой бревенчатый дом: в их распоряжении были две комнаты, веранда и огромный сквер, где Цветаева собирала хворост для костра, другая часть дома принадлежала другим хозяевам-эмигрантам. Прожила здесь Марина с 19 июня по 10 ноября 1939-го года. Внешне ничего не предвещало беды. Но Цветаева была в этот период очень отстраненной и замкнутой и раздражительной. Однажды, Мур (она так называла своего сына) получил по какому-то пустяку пощечину, убежал от нее и чуть не попал под электричку. Здесь она поняла, что ей не за кого держаться, что её муж бессилен во всём. “Вспоминаю со сложным чувством кисло-сладкой трагичности дачу в Болшеве. Больной сердцем отец и тасканье мое с ним на почту в Болшево, где долго ждали телефона. Жара. Отец почти седой, с палкой, в сером пиджаке. Благородное, умное и кроткое лицо. Именно благородное. Нервный. Я его очень жалею и жалел. Неладно у него было с сердцем — нередко припадки, и приходила Нина Николаевна со шприцом. Поездки с отцом в город и встреча с человеком из НКВД.», писал Георгий Эфрон в своем дневнике.

08 октября 1939 г. Марина и Сергей встречают свой последний день рождения. Ей исполнилось 47, а ему - 46 лет. 10 октября ранним утром Эфрона арестовывают. Это была их последняя встреча

07 ноября после ареста соседей по даче, она остается с Муром одна в доме. На следующий день, бросив с сыном все на даче, они бегут из Болшево. Начинается нищее существование по чужим съемным квартирам. По тому, что у нее принимали тюремные передачи, она знала, что её муж еще жив. 23.12.1939 года она направила письмо Берии, но ответа не получила.

17 августа 1941 года Цветаева приехала в Елабугу, так как туда уехали в эвакуацию знакомые литераторы. Она очень беспокоилась за сына, так как ему приходилось с крыш сбрасывать зажигательные бомбы. Сын был недоволен, он не понимал, как он будет жить в Елабуге, он не хотел уезжать из Москвы. Он часто был высокомерен, груб и бессердечен, грубил матери, срывался на неё по каждому пустяку, называл стихи матери пустыми, глупыми, бессмысленными и ничтожными. Сын говорил матери, что она стала похожа на деревенскую старуху. И как бы ей не было больно от этого, она во всём соглашалась с ним. А Марина Цветаева была ужасно неприспособленной в жизни. Марина с сыном усиленно искали работу. Но ничего подходящего им не попалось. 21 августа их заселили в комнату, предоставленную горсоветом.  31 августа 1941 года в сенях на балке в Елабуге повесилась Марина Ивановна Цветаева не выдержав такой жизни, на веревке, которой Пастернак перевязал ее вещи, отправляя в эвакуацию. Сергея Эфрона расстреляли в октябре 1941 года. Мур, в феврале 1944 года призванный в армию, был убит в том же году. Ариадна была реабилитирована только в 1955 году, после 17 лет ГУЛАГа и ссылки в Сибирь.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментарии 0

Стань частью сообщества Homo Science!

Хочешь оставаться в центре событий?
Зарегистрируйся прямо сейчас