Наблюдательная астрофизика: центры коллективного пользования

В прошлый раз мы выяснили, какие бывают телескопы и как среди всего их многообразия найти тот, который нужен в том или ином случае (единственный беспроигрышный способ: отталкиваться от научной идеи). Сегодня у нас будет еще одна классификация, после чего ни один астрофизик уж точно не промахнется!

Юрий Ковалёв

Рискну и скажу упрощенно, что, по принципу использования, телескопы можно разделить на два типа— закрытого и открытого доступа.

Ученый, университет, коллаборация организаций могу построить телескоп для себя — не подразумевая под этим, что он возведен на чьей-то собственной даче, а имея в виду следующее. Люди или организации собрали ресурсы (частные или государственные) и сказали: мы создали телескоп, который будет решать отобранный нами список важнейших задач. Прибор будет оптимизирован под их решение. Внешние коллективы не будут иметь к телескопу доступа, при этом научные статьи с результатами, конечно, публичны. Из свежих примеров —российская обсерватория «Спектр-РГ» с телескопами eRosita и ART-XC, которая проводит глубокий обзор всего неба в рентгеновских лучах.

При этом важным современным подходом в наблюдательной астрофизике являются центры коллективного пользования (ЦКП). Российские примеры: наземные БТА и РАТАН-600 Специальной астрофизической обсерватории РАН, космический — «Радиоастрон». Работает это так. У нас есть гениальный (пусть будет гениальный, хорошо?) ученый, который поставил интересную научную задачу. Дальше он задается вопросом: какие есть в мире возможности, чтобы ее решить? — и подбирает инструмент. Потом пишет заявку на этот телескоп — ЦКП. Самое важное, что должно быть в этом документе — научная идея и ее обоснование. Кроме того, нужно пояснение, каким образом задача будет решена с помощью данного конкретного телескопа. Тут специалист должен учесть все технические особенности и возможности. Затем заявка отправляется в программный комитет выбранного телескопа, состоящий из ведущих независимых ученых-экспертов. Они проводят оценку заявки и на основании, с одной стороны, научной важности задачи, а с другой — реализуемости идеи, принимают решение в рамках конкурса: дать наблюдательное время или не дать, и если дать, то с каким приоритетом. Приоритет важен; чем он выше – тем больше вероятность последующего проведения наблюдений.

Хочу сразу сказать: одной гениальности идеи недостаточно, чтобы заявка выиграла и получила запрошенное наблюдателем время на телескопе. Нередко она может быть убита тем, что идея классная, но нереализуема или на этом конкретном телескопе, или вообще. Получается, нужно балансировать. Например, если высок риск невыполнения, но и важность велика, то наблюдательное время будет выделено — с пониманием: скорее всего ничего не получится, но если получится, то будет круто! Если же результат исследований гарантирован, то идея скучна – могут и не дать.

И в любом случае, у победителей конкурса наблюдательных заявок будет ограниченное время для преимущественного доступа к данным. Обычно через год по окончании программы данные сделают открытыми для всех. Замечу, что с развитием технологий у астрофизиков появляются также телескопы, которые не принимают заявки на наблюдения, но при этом открывают свои данные для всего мира. Мы поговорим об этом подробнее в третьем тексте.

Фактически, большинство ведущих мировых телескопов работают по принципу открытого доступа. Тут есть интересный научно-политический момент…  Надо сказать, что построить крупный телескоп стоят очень дорого. Кроме того, их надо обслуживать. Можно легко прикинуть стоимость часа времени того или иного инструмента. Это просто: необходимо взять бюджет обсерватории и поделить его на количество часов наблюдательного времени, которое выделяется. Только не стоит думать, что это 24 часа 365 дней в году. Следует учесть: немало времени телескопы не наблюдают, потому что на них идут технические работы или калибровочные сеансы… Или плохая погода, или вообще нужна только ночь. Итак, очень грубо один час наблюдательного времени ведущего наземного телескопа стоит от 5 до 10 тысяч долларов, а космического — на порядок больше. В связи с этим у налогоплательщиков встает вопрос: а с чего бы мы должны платить за телескопы, на которых работают зарубежные ученые, да еще и отодвигают наших в рамках конкурса?

Причин делиться телескопами несколько. Во-первых, это научная эффективность. Если, допустим, я — страна, способная вложить значительный бюджет в ведущие телескопы, то мне не хочется дублировать то, что уже сделали другие. Зачем делать то же самое, если можно построить какой-то иной телескоп, чтобы реализовать иные уникальные возможности? Тут на помощь и приходит принцип открытого доступа: мы открываем всему миру свои ведущие телескопы, в то время как нашим ученым другие открывают свои. 

Во-вторых, если в стране есть уникальная научная установка, то хочется, чтобы на ней реализовывались столь же уникальные и наиболее перспективные научные задачи. Для того, чтобы это произошло, держателю телескопа нужно, чтобы с этими задачами приходил весь мир, чтобы была конкуренция идей, в горниле которой выплавлялись бы самые качественные и прорывные исследования.

Вот причины, почему принцип открытого доступа успешно действует последние 50 лет и оказал серьезное влияние на развитие наблюдательной астрофизики.


Иллюстрация: Елена Рюмина

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментарии 0

Стань частью сообщества Homo Science!

Хочешь оставаться в центре событий?
Зарегистрируйся прямо сейчас