Путешествие на Северный Полюс

В тысячах километров от дома... без связи с родными... одни среди льдов...

Александра Хехнёва

Путешествие на Северный Полюс

В тысячах километров от дома... без связи с родными... одни среди льдов...

Сегодня 21 сентября. Я пишу это эссе спустя 4 недели как мы ступили на берег. Спустя 4 недели, как появилась связь и возможность выплеснуть все эмоции, рассказать истории, накопившиеся на борту Атомного ледокола «50 лет Победы». Но даже после нескольких часов, дней, недель разговоров я не смогла описать всего того, что ощутила там – вдали от дома, вдали от мира и сомневаюсь, что у меня это получится. Я хочу кричать обо всем этом! Хочу, чтобы меня слышали все!

Нет смысла писать о событиях, которые происходили. Зачем? На белого мишку и на моржей сейчас любой может посмотреть в интернете. Да даже на громадные айсберги, на сам ледокол и многое другое, что нам посчастливилось лицезреть воочию.

Важны только лишь эмоции, которые заключаются в мелочах. В том чувстве радостного предвкушения, когда, срывая лекцию, по громкоговорителю Виктор Ильич Боярский объявлял: «А сейчас прямо по курсу нас встречает белый мишка. Быстро одеваемся и выходим на палубу бака». Как же я жалела, что в качестве обуви взяла берцы, которые надо долго шнуровать. Из-за этого иногда приходилось целыми днями потеть в них, чтобы не пропустить ничего интересного снаружи. Хотелось бежать вприпрыжку, как ребенок, который увидел маму, забирающую его из детского сада.

Я смеялась и плакала на встречах с Виктором Ильичом. Я считаю, что мы практически стали свидетелями тех путешествий, что он произвел. Мы вместе с ним и замечательными собаками, которых мы теперь знаем поименно и похарактерно, пересекли Гренландию с юга на север, совершили экспедицию Трансартарктика, стали свидетелями его долгожданной встречи с любимой женой после девятимесячной разлуки. Мы «познакомились» с Уиллом Стригером, с Жаном-Луи Этьенном, Джефом Сомерсом и другими участниками той легендарной экспедиции на Южном полюсе.

Неизгладимое впечатление оставил капитан. Несмотря на такую ответственную должность он без всякого презрения общался с детьми, с удовольствием рассказывал о любимой работе и отвечал на множество глупых вопросов. А какое слайд-шоу было на встрече с ним! Сразу поразило, как Ледокол ходит на Северный полюс зимой. Заснеженные палубы, громадные сосульки, которые могут послужить причиной бедствия. А Полярная ночь? Что может быть хуже постоянной кромешной тьмы и 4 км ледяной воды под пароходом? Сложно назвать наше путешествие «экспедицией», по сравнению с реальной работой этого ледокола мы были в круизе.

Хочется выразить огромную благодарность экипажу! Им пришлось освободить свои каюты для нас и переселиться на нижние палубы, где элементарно невозможно услышать, что говорит твой сосед. Но при этом, члены экипажа всегда встречали нас с улыбкой и были готовы ответить на множество вопросов. С девушкой, которая убирала наши каюты и с парнем-официантом мы умудрились даже немного подружиться.

Но вернусь я к эмоциям. Купание в водах Северно-Ледовитого океана, где температура составляет минус 2 градуса – не сравнить ни с чем! За всю свою жизнь я не окуналась в воду, холоднее двадцати восьми градусов. Это предвкушение было не то что радостным, оно немного пугало. Решительности добавило только то, что больше никогда в жизни не представится такой возможности. Но по итогу, из-за большого количества адреналина я не помню, какой я почувствовала воду, абсолютно. Помню только ощущение дикой слабости в мышцах и желание поскорее отогреться в горячем душе. Душ, кстати, разочаровал. Оказалось, что после купания я абсолютно не чувствую горячей воды, хотя врубила кипяток по-максимуму.

И как говорить об эмоциях, не упомянув последний день на Ледоколе. Многие грустили, что путешествие заканчивается. А я не сдержалась и разрыдалась на последней свечке. Не потому, что это конец, а потому, что ужасно соскучилась по семье, по любимому мужу. Мне хотелось просто обнять его и не опускать. Отсутствие связи сыграло свою роль.

Перед началом путешествия нам говорили, что из такой экспедиции люди возвращаются другими. Поэтому хочу еще рассказать, что же во мне изменилось. Благодаря отсутствию связи я поняла, что мне так спокойнее. Сразу после возвращения я удалила с личного телефона рабочую почту. Стараюсь не думать о грядущем рабочем дне. Жизнь не ограничивается одной лишь работой, жизнь – это события вне ее. Я занялась танцами, постоянно гуляю, встречаюсь с друзьями. Домой приезжаю только лишь к ночи и получаю от этого огромное удовольствие!

Письмо себе в будущее, написанное на обсервации, я так и не открыла. Тогда я долго размышляла над тем, что написать и до сих пор помню тот текст. Поэтому я планирую отложить его до того момента, когда я найду его и с удивлением подумаю: «Ничего себе, а я уже забыла о нем». Но это случится не скоро.

Вот та малая часть, о которой я смогла рассказать.

И еще долго я буду помнить слова Виктора Ильича: «Доброе утро, Уважаемые участники экспедиции. Сегодня … число. За бортом … градусов. Море спокойное…».

P.S.: Хочу использовать это эссе еще как обращение к организаторам – ребятам из ИЦАЭ. Спасибо вам большое за организацию такой сложной поездки. Мы видели, как вы до полуночи, а иногда и дольше, сидели и обсуждали планы на грядущий день, старались учесть подходы к земле и внезапные встречи с нашими северными друзьями (белыми мишками и моржами). Я рада, что познакомилась с такими интересными людьми и с удовольствием принимала бы участие (а возможно где-нибудь и в организации) и в других ваших мероприятиях!

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментарии 0

Стань частью сообщества Homo Science!

Хочешь оставаться в центре событий?
Зарегистрируйся прямо сейчас