Светлый дар Константина Леонтьева

О русском философе.

Светлана Власова

Светлый дар Константина Леонтьева

О русском философе.

Светлый дар. Наследие Константина Леонтьева.

В настоящее время по программе литературы 8 класса мы изучаем творчество Ивана Сергеевича Шмелёва, замечательного русского писателя, чье творчество было закрыто для читателей в ХХ веке из-за эмиграции Шмелева. Но сменилась эпоха, произведения Шмелева стали широко издаваться, красота и духовность его прозы стали высоко цениться в современной России, его произведения включены в учебники для школ.

Мы изучаем рассказ Шмелева «Как я стал писателем» Герой рассказа — сам Шмелев в юности, наш ровесник. Школьником он написал свой первый рассказ...Вот как Шмелев рисует встречу со своим первым редактором в журнале «Русское обозрение»:

«– Вы, конечно, читали нашего основателя, славного Константина Леонтьева… что-нибудь читали?..

– Нет, не пришлось еще, – проговорил я робко.Редактор, помню, выпрямился и поглядел под пальму, – пожал плечами. Это его, кажется, смутило.

– Теперь… – посмотрел он грустно и ласково на меня, – вы обязаны его знать. Он откроет вам многое. Это, во-первых, большой писатель, большой художник… – Он стал говорить-говорить… – не помню уже подробности – что-то о «красоте», о Греции… – Он великий мыслитель наш, русский необычайный! – восторженно заявил он мне. – Видите – этот стол?.. Это его стол! – И он благоговейно-нежно погладил стол, показавшийся мне чудесным. – О, какой светлый дар, какие песни пела его душа! – нежно сказал он в пальму. И вспомнилось мне недавнее:

Имел он песен дивный дар,

И голос, шуму вод подобный.

– И эта пальма – его!

Я посмотрел на пальму, и она показалась особенно чудесной.

– Искусство, – продолжал говорить редактор, – прежде всего, благо-говение! Искусство… ис-кус! Искусство – молитвенная песнь. Основа его – религия. Это всегда, у всех. У нас – Христово слово! «И Бог бе слово». И я рад, что вы начинаете в его доме… в его журнале. Как-нибудь заходите, я буду давать вам его творения. Не во всякой они библиотеке… Ну-с, молодой писатель, до сви-да-ния. Желаю вам…

Я пожал его руку, и так мне хотелось целовать его, послушать о нем, неведомом, сидеть и глядеть на стол. Он сам проводил меня.

Я ушел, опьяненный новым, чувствуя смутно, что за всем этим, моим, – случайным? – есть что-то, великое и священное, незнаемое мною, необычайно важное, к чему я только лишь прикоснулся...»

Мы чувствуем, насколько взволнован мальчик, прикоснувшийся к высокому миру литературы, чувствуем, что редактор спешит поделиться чем-то чрезвычайно важным: философскими взглядами на общество и искусство... Но о ком же он говорит? 

Чьи это стол и пальма, кто здесь работал и что принес миру? Если так благоговейно смотрит писатель Шмелев на вещи, связанные с этим человеком — на стол и пальму? Ведь делится своим благоговением с нами не тот мальчик и не тот редактор — а взрослый писатель, классик, славный Иван Шмелев, который написал этот рассказ и поговорил с нами о важном для него. Он хотел, чтоб это стало важным и для нас.

Шмелев напоминает нам о Константине Леонтьеве, удивительном человеке. Врач, дипломат, писатель, философ, общественный деятель, тайный монах... Он сильно повлиял на общественную мысль, а значит, и на политику. Его наследие переводилось на многие языки мира и издавалось множество раз в разных странах.Красотой его языка восхищались многие писатели, учились у него стилистике и совершенству речи.

Огромное влияние оказал Леонтьев на Бердяева и Розанова, видевших в нем своего учителя. Надо ли нам, ученикам 18 школы города Сергиева Посада, знать о наследии Леонтьева? Всё-таки век совсем другой... Но давайте вспомним, что философ Леонтьев (монах Климент) похоронен в Черниговском скиту, что рядом с нашей школой. Рядом с нами — сама история. Разве это не повод открыть труды Леонтьева и попробовать прочесть их? Они и сейчас «не во всякой библиотеке».  

В век Интернета они, конечно, доступны каждому, но не всякий откроет эти страницы. Поэтому слова редактора сейчас прозвучали бы как «не во всякой они голове, не всякий знает о них». А ведь, по словам Шмелева, Леонтьев – « великий мыслитель наш, русский необычайный!»

Перечислим некоторые названия и поймём, какие проблемы волновали философа.А вот справка из Википедии о востребованности произведений философа в мире: «Сборник «Восток, Россия и Славянство» выдержал, за период 1912–2007 годов, 21 издание на трёх иностранных языках. Собрание сочинений К. Н. Леонтьева за период 1912–1975 годов издавалось на трёх иностранных языках девять раз. Полное собрание сочинений Леонтьева было начато в 2000 году издательством «Владимир Даль» (Санкт-Петербург)». Для нас недоступна та московская редакция «Русского обозрения», где живет память о философе, где «его пальма, его стол», к которым можно «благоговейно-нежно прикоснуться», но у нас в шаговой доступности – последний приют великого мыслителя, мы благоговейно можем посетить его.

 Можем почувствовать, «какие песни пела его душа». Ведь светлый дар философа принадлежит всем, кто соприкоснулся с его наследием.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментарии 0

Стань частью сообщества Homo Science!

Хочешь оставаться в центре событий?
Зарегистрируйся прямо сейчас