Цифровой дейтинг: барьеры и пользователи

Наша исследовательская команда @WrongTech (с одноимённым каналом в Telegram) в течение трёх лет изучала барьеры цифровизации с точки зрения социальных наук. Мы стремились понять, что происходит на разных этапах создания, распространения и использования технологий. В фокусе оказались различные социотехнические барьеры, о которых я и планирую рассказать в ближайших выпусках.

Лилия Земнухова

Под этим понятием мы объединили сбои, поломки, нестыковки, сопротивления, сложности, тупики, вызовы – словом, всё то, что делает технологию видимой для социальных исследователей. Мы даже выпустили книгу «Приключения технологий: барьеры цифровизации в России», чтобы зафиксировать результаты нашего коллективного творчества. Здесь я буду делиться отдельными кейсами.


Сегодня мы поговорим о пользовательских барьерах на примере одного из самых популярных приложений для знакомств – Tinder. В социальных исследованиях технологий пользовательские истории оказываются самыми доступными для изучения благодаря тому, что данные и материалы легко получить. Например, в случае с приложением Tinder – это публичные профили и их текстовое наполнение, фотографии как визуальные материалы, активности пользователей и их демографические и иные характеристики. Кроме того, исследователи могут получать доступ к самим пользователями и проводить опросы или брать интервью. Анализируя эти данные, можно выявлять различные паттерны поведения, стратегии использования, режимы выстраивания профилей и взаимодействия с другими участниками, а также способы совладания с самой технологией (то есть приложением), если возникают какие-то проблемы и трудности. И более того, такой анализ Tinder может сказать о более глобальных процессах, таких как трансформация романтических отношений. Вот такие результаты получила моя коллега – доцент НИУ «Высшая школа экономики» Ольга Логунова (а тем, кому интересны медиаисследования, рекомендую её аккаунт в Instagram: @newmedia_research).


Типичные пользователи


На начальном этапе были проанализированы профили, чтобы понять, как представляют себя разные группы пользователей в России. Первичный анализ выборки из 400 московских профилей показал: 

  • в описаниях мужских профилей доминируют описания личных взглядов, интересов и достижений, фотографии из путешествий и баров, модной городской среды;
  • в описаниях женских профилей превалирует эмоциональность (с использованием эмодзи), а не фактическая информация, а на фотографиях чаще всего появляются природа, домашняя атмосфера и уют;
  • более взрослые пользователи прописывают цели и ожидания от знакомств;
  • более молодые участники делают поиск гибким.

Получается, что профили воспроизводят доминирующие стереотипы о гендерных отношениях и отражают культурные практики возрастных групп, тем самым подчеркивая принадлежность к условным «типичным» группам. 


Барьеры Tinder


Следующим этапом стало изучение того, как приложение подстраивается под нужды пользователей и изменения трендов в индустрии онлайн-знакомств. Ольга выделяет несколько ключевых барьеров:

  • технологические, которые выражаются в ограничениях интерфейса и доступных функций (например, ограничения по геолокации); 
  • пользовательские, которые связаны с опытом взаимодействия с другими приложениями и цифровой грамотностью в целом (сложности регистрации через социальные сети); 
  • институциональные, которые не позволяют менять сценарии взаимодействия (только женщины могут инициировать разговор); 
  • иные социотехнические, встроенные в версии приложения (служба техподдержки).

От версии к версии Tinder меняет правила взаимодействия и интерфейс, чтобы предоставлять пользователям ограниченные сценарии общения и тем самым дисциплинирует их. Приложение меняет правила: кто, кому и когда может написать, кому и какая информация доступна, каким контентом можно обмениваться и где начинается цензура, стоит ли включать кнопку безопасности и так далее. Как и другие приложения для онлайн-знакомств, Tinder играет на коммерциализации гендерных стереотипов и установок: пользователи создают и ведут свои профили, ориентируясь во многом на популярные тренды, успешный опыт других, ожидания от потенциальных партнёров. 


Не без политики


Что не удаётся Tinder, как и многим большим платформам, так это противостояние локальным традициям и законам. В 2019 году Роскомнадзор обязал приложения для онлайн-знакомств предоставлять персональные данные по требованию, то есть они (наряду с мессенджерами и социальными сетями) стали рассматриваться как масштабные игроки на этом поле. Это не могло не сказаться на изменении пользовательских стратегий: персональной информации стало меньше, управление личными данными стало менее прозрачно, а люди предпочитают выбирать более защищённые способы взаимодействия в других социальных сетях или сразу обмениваться личными контактами. В результате пользователи реагируют на изменения и обновления в приложениях и обучаются подстраивать цифровые платформы под свои запросы.  


Иллюстрация: Елена Рюмина

Комментарии 0
Авторизуйтесь , чтобы оставить комментарий

Стань частью сообщества Homo Science!

Зарегистрируйся чтобы получить 350 приветственных
баллов и открыть полный доступ к курсам,
тренажерам и конкурсам.